Как живётся в Туркменистане
Отвечаем на вопросы о загадочной стране-соседке
В Астрахани есть консульства всего трёх стран — это Иран, Казахстан и Туркмения. О последней среднестатистическому россиянину известно меньше всего. Туркменистан редко упоминается в новостях, мало кто туда ездит, и даже оттуда не так часто приезжают — среди среднеазиатских республик Туркмения занимает последнее место по количеству граждан, эмигрировавших в Россию. В этом материале мы постараемся рассказать о загадочном соседе, от границ которого Астрахань отделяет всего 600 километров — это в два раза меньше, чем до Москвы. Формат, как обычно, украденный у «Медузы» — карточки с вопросами и ответами.
Говорят, там диктатура и тоталитаризм. Это правда?
Действительно, в Туркменистане достаточно жёсткий политический режим. На независимых журналистов давят, оппозиционеров сажают, неугодные правительству сайты блокируют. Впрочем, это и в России так. Диктатура ли в России? Тоталитарзим ли? Решайте сами. Важное отличие Туркмении от России в политической сфере — самодурство и самолюбие правителей. Большую часть постсоветского периода страной правил Сапармурат Ниязов, которого ещё называли Туркменбаши («Глава туркмен»). Он написал книгу о философии и идеологии туркменской нации, читать которую заставляли буквально всех жителей страны — в школах даже были обязательные экзамены на знание её текста. По всей Туркмении стали ставить памятники правителю, в его честь переименовали два города (один по его настоящему имени, другой по псевдониму). Когда Ниязов умер, к власти пришёл человек с труднопроизносимым именем — Гурбангулы Мяликгулыевич Бердымухамедов. По разным слухам, он был то ли внебрачным сыном, то ли гомосексуальным партнёром, то ли личным стоматологом Туркменбаши. Сначала туркменистанцы обрадовались, что будут жить посвободнее и без самодурского бреда: памятники Туркменбаши начали сносить, но вскоре стало понятно, что ничего не изменилось — появились новые памятники, уже новому президенту. Появился у него и свой пафосный титул — Аркадаг («Покровитель»).
Там все живут бедно и голодно?
Не совсем. Жёсткие авторитарные режимы часто сочетаются с повальной нищетой и острыми социальными проблемами, но Туркменистан — в некотором роде исключение. Здесь такой режим сочетается с огромными залежами газа, которые приносят неплохую прибыль, а правительство хотя бы в какой-то мере заботится о гражданах. Электричество, вода и газ до недавнего времени были полностью бесплатны, а сейчас стоят буквально копейки — за год за коммунальные услуги набегает около тысячи рублей. Повезло и автолюбителям: туркменистанцы с машиной имеют право на сто с небольшим литров бензина бесплатно каждый месяц. Последующие надо докупать, но и цены на бензин здесь в разы ниже средних по России и миру. Такая щедрость государства в сочетании с футуристичными видами туркменистанских городов, новостройками, дворцами и дорогими курортами на каспийском побережье создаёт впечатление богатой и комфортной для жизни страны. В каком-то смысле так оно и есть, но сейчас эта страна переживает не лучшие годы. Считаясь формально нейтральным государством — прямо как Швейцария — Туркмения умудряется ссориться почти со всеми остальными если не в политическом, то в экономическом плане: газа много, но сейчас почти никто не хочет его покупать. В столице пока всё неплохо, а вот в провинции уже ощущается дефицит в магазинах. Впрочем, хоть о фатальной бедности речи точно не идёт, комфортной жизнь в стране назвать трудно — в ней царствует коррупция, доходящая до смешного. Например, если вы хотите купить билет на внутренний рейс, вам скорее всего скажут, что билетов нет, даже если свободных мест на борту полно. Предложите кассиру небольшую взятку — и билеты сразу появятся. Подобные законы действуют практически во всех сферах жизни. Добавьте к этому непотизм и клановую систему — без родственных связей трудно стать чиновником или предпринимателем — и вот картина жизни в Туркмении становится совсем не такой приятной. К тому же, из страны бывает трудно уехать. Не туристам, конечно, а местным — если вы молодой туркменистанец и собрались за границу, вас легко могут развернуть прямо в аэропорту, запретив выезд без объяснения причин. Так власти борются с эмиграцией и утечкой мозгов, а заодно и давят на оппозицию. В общем, дворцы и курорты, конечно, радуют глаз, и еды пока хватает, но не всё так безоблачно.
Подождите, какие дворцы и курорты?
И дворцы, и курорты в Туркмении действительно есть. Деньги, полученные с продажи природных ресурсов, правительство не только разворовывает и тратит на граждан, но и вкладывает в имидж страны — имидж в самом буквальном смысле, то есть визуальном. Туркменистанские города сильно отличаются от своих соседей по Средней Азии.
А как на всю эту красоту вживую посмотреть?
Это на удивление сложный вопрос. Туркменистан считается одной из самых закрытых стран мира — если в Россию без визы могут въехать граждане 52 стран, то в Туркмению — вообще ни одной. Россиянам, соответственно, тоже нужна виза, и получить её не очень просто. Туристическая виза существует, но выдаётся только при покупке путёвки на один из курортов республики. В таких пакетах ваше пребывание в стране расписано практически по минутам, посмотреть получится далеко не все регионы, а цены на них неоправданно завышены — дешевле съездить в Америку. И то, говорят, даже при соблюдении всех условий такую визу могут и не дать без объяснения причин. Впрочем, есть лазейка: можно получить транзитную визу на три или пять дней (количество за вас выбирают туркменистанские чиновники, руководствуясь какой-то своей особой логикой). Оптимальный вариант — сухопутный транзит из Узбекистана в Иран. Так вы можете без проблем получить краткосрочную туркменскую визу без грабительских путёвок и волокиты и посмотреть центральную часть страны, включая столицу. Говорят, местные гбшники присматривают даже за теми, кто едет по транзиту — чтобы не увидели чего лишнего и не рассказывали потом за границей, как в Туркмении всё плохо, но в этом даже есть свой шарм, прямо как в Северной Корее.
А какие там люди? Как они живут?
Люди везде примерно одинаковые, да и живут тоже примерно одинаково. Несмотря на вездесущее правительство, сложную политическую ситуацию и закрытость страны, в Туркмении снимают модные клипы и пьют моккачино в хипстерских кафе. Ну, кто-то вот это делает, кто-то скот пасёт, а кто-то пытает оппозиционеров в секретных тюрьмах. То есть, в общем-то, опять всё примерно как в России. Живут в стране в основном этнические туркмены, тюркоязычный народ, близкий туркам и среднеазиатским соседям. Традиционная религия туркмен — ислам, но нельзя сказать, что он играет большую роль в стране, это светское государство. Помимо туркмен в республике проживают разные национальные меньшинства, в том числе и русские — учитывая их массовый исход из Средней Азии в девяностых, то, что какие-то русские там всё же остались, хотя могли без проблем переехать в Россию — тоже показатель того, что жить там всё же можно и по-своему не так уж плохо.
А что ещё почитать про Туркменистан?
Одно из немногих независимых изданий об этой стране — «Альтернативные новости Туркменистана». Главред по понятным причинам в эмиграции, но у него есть хорошо маскирующиеся спецкоры, постоянно живущие на территории республики. Ещё можно почитать довольно тоскливый материал «Медузы» с историями, которые люди, жившие или бывавшие в Туркмении, отправили в редакцию. Или посмотреть пару бодрых туркменских клипов.
А ещё...
В нашем регионе есть три села, где этнические туркмены составляют большинство населения — это потомки переселенцев ещё дореволюционных времён, говорящие на особом астраханском диалекте туркменского языка и имеющие достаточно значительные культурные отличия от туркмен Туркменистана. Это, впрочем, не помешало им назвать главную улицу одного из своих сёл (в России, в Астраханской области!) именем покойного диктатора Туркменбаши. А в этом году на туркменистанские деньги в этом селе построили огромную и очень современную школу. На открытии над входом в здании висели портреты Путина и туркменистанского президента Бердымухамедова. Мы планируем сделать большой репортаж из этого села о том, как и чем там живут, в конце этого или начале следующего месяца.
Made on
Tilda