Открытое письмо к читателям
Ясын-соканский скандал и наши извинения
Не так давно «Камыш» отмечал полгода, а теперь и год не за горами. Как мы уже писали в ноябрьском любовном письме к читателям, с момента основания журнала с нами и с вами произошло много всего — в основном, хорошего. Теперь пришло время поговорить о чём-то не столь приятном. Как и любое издание, мы можем ошибаться и вести себя не очень правильно, и вот сейчас пришло время извиниться за один такой случай.

После публикации статьи — даже не статьи, а просто заметки — о селе Ясын-Сокан среди ногайцев-карагашей Астраханской области разгорелся настоящий скандал. Под постом-релизом этого материала за один день появилось пять гневных комментариев жителей села и сочувствующих, позже мне писали и другие представители ногайской общины. На последнее такое письмо мы ответили извинениями и подробным объяснением того, как и почему наша статья могла обидеть местных жителей, того, почему на самом деле обижаться на неё не стоило, и того, как вообще возникло это недопонимание. Ответ мы получили только сегодня, через месяц, и решили написать об этой ситуации ещё раз и уже публично.

Чтобы объяснить эту ситуацию и возмущённым, и ничего об этой истории не знающим читателям, надо начать издалека. С самого основания нашего проекта, да и до его появления мы регулярно ездили, ездим и будем ездить в мини-экспедиции по нашему региону, рассказывая о его истории, природе, этническом и языковом составе и современной жизни во всех её проявлениях. В случае с ногайцами-карагашами, малочисленной тюркоязычной этнической группе, проживающей в Красноярском, Приволжском и Харабалинском районах региона, нами движет не только журналистский, но и исследовательский интерес. Мы несколько раз выезжали в карагашские сёла, где записывали фокусированные интервью, собирали антропологический, лингвистический и фольклорный материал в полевых условиях и встречались с представителями этого народа в городе.

На протяжении всего этого времени нам помогали добрые, гостеприимные и отзывчивые люди — отдельно хотелось бы отметить Эльдара Шамигулловича Идрисова, Руфию Кисаевну Иргалиеву, Рамиля Валитовича Ишмухамбетова, Надиру Маратовну Джуманову, Расула Эдуардовича Алтаякова и Ислама Насыровича Ашгалиева.

Как мы уже сказали, после февральской мини-экспедиции в село Ясын-Сокан мы опубликовали очередную заметку, которая вызвала неожиданно сильный резонанс как среди жителей села, так и среди других представителей ногайского народа.

Претензии, которые предъявили нам возмущённые читатели, нас очень сильно удивили. Например, в заметке упоминалось, что сотрудница дома культуры «достала откуда-то тортик». В ответ на это нам написали, что вообще-то в Ясын-Сокане есть магазин, где торт можно просто купить, а не как-то там с трудом доставать. Отвечаем на это — она достала его из холодильника, ну, физически достала. Тут не было никакой метафоры или намёка, и никто не сомневался, что в Ясын-Сокане есть магазин. Следующий нелепый случай — в заметке было написано, что в какой-то момент в доме культуры появился «молодой человек в комбинезоне цвета хаки». Нам говорят: «вы так пишете, как будто у нас тут все только в робах и ходят, у нас и другая одежда есть». Опять же, это к чему? Мы не сомневаемся, что у ясын-соканцев есть и футболки, и пиджаки, и шубы, просто в этот конкретный момент этот конкретный человек ехал с работы и был в комбинезоне. Тут нет никакого подтекста, это типичное «что вижу, о том пою». Согласитесь, вышло жуткое недопонимание.

Эпизоды с тортиком и комбинезоном можно было бы интерпретировать ровно наоборот — как говорящие о том, что ясын-соканцы показались нам заботливыми и трудолюбивыми, и это было бы гораздо правильнее. Примерно так же мы могли бы ответить на каждый критический комментарий со стороны ногайского сообщества, которое теперь уверено, что мы хотим выставить их в невыгодном свете и сказать, что их сёла — нищая глубинка.

Спешим сообщить, что мы вовсе не хотели этого сказать. В этой статье не было ни вранья, ни намеренного очернения — только то, что я сам увидел за те несколько часов, что провёл в селе. Лично мне понравилась эта поездка, это село и гостеприимность местных жителей. Я сам вырос в сельской местности, и в моём родном селе даже и магазина не было, так что меня трудно упрекнуть в городском снобизме. Поверьте, про свою малую родину я тоже мог бы написать подобный текст, и он, наверное, показался бы многим ещё обиднее. В моём селе есть серьёзная проблема алкоголизма, безработица, нищета. В Ясын-Сокане я этого не заметил и об этом не писал — и всё же ясын-соканцы обиделись на мой текст.

Здесь можно было бы попытаться объяснить их обиду, попытаться понять, что написали не так мы и что поняли не так они. Эта ситуация отсылает нас ко многим более широким проблемам — взаимоотношениям города и села, культурным различиям, журналистской этике и так далее. Это могло бы стать темой целого философского труда, но нам не кажется, что сейчас стоит на этом зацикливаться.

Хочется просто извиниться перед теми, кого задел этот материал. Даже если мы не хотели никого обидеть, но всё же обидели, мы всё равно виноваты.

Нам по-прежнему интересна ногайская община нашего региона и с исследовательской, и с журналистской, и просто с человеческой точки зрения, и мы надеемся, что это недоразумение не испортит наших отношений с прекрасными людьми, которых мы встретили за последний год.

Культура ногайцев-карагашей Астраханской области и их язык — крайне интересные темы, незаслуженно обделённые вниманием государства и исследовательского сообщества. То же можно сказать и о сёлах этого народа — если мы пишем о заброшенных домах и деревянных туалетах, это не камень в огород местных жителей. Это претензии к властям, к обществу, к устройству мира, если хотите, но никак не к ясын-соканцам. И уж точно это не было попыткой очернить или осмеять их.

И ещё — это относится вообще ко всем читателям — если мы ещё кого-то успели обидеть, не стесняйтесь об этом говорить, мы всегда рады обратной связи и хотим становиться лучше.

Ещё раз просим прощения и надеемся на хороший конец этой истории.
Made on
Tilda