Несостоявшийся репортаж
И много фотографий
В последнее воскресенье мы встали в восемь утра, купили сока и пирожков и выехали из города по трассе на Элисту. Изначальной идеей было сделать репортаж из маленького посёлка Барханы, которого до прошлого года даже не было на Яндекс.Картах. На этот посёлок наступают пески, засыпая дома и дороги. Как раз из-за дорог в такую погоду доехать туда мы не смогли. В итоге весь день мы ездили по случайным сёлам, так что полноценного материала не вышло, зато осталось много фотографий. Первый слайдер — татарское село Линейное, где бабушки с придорожного рынка предложили нам поснимать «местный колорит».
После Линейного мы свернули на юг и вместо Барханов оказались в Бурунах. Это село стоит на дороге, соединяющей элистинскую трассу с Лиманом и уходящей дальше в Дагестан. Здесь не ходит общественный транспорт и редко видят посторонних. Наше появление явно удивило местных жителей и собак. Село оказалось довольно депрессивным, но с резными избушками и даже парой хрущёвок, бог знает как оказавшихся в такой глуши.
За Бурунами степь становится всё больше похожа на африканскую пустыню.
Когда-то эти земли относились к Калмыкии, а на месте Бурунов был калмыцкий посёлок Барун. Потом калмыков депортировали, и теперь здесь живут в основном казахи и русские. Несколько десятков калмыцких семей всё же вернулось из мест ссылки, поэтому на бугре в стороне от села, затерянном среди солёных ильменей, стоит буддийская ступа.
Дальше начинается территория, которая формально принадлежит и Астраханской области, и Калмыкии. На всех картах это Калмыкия, но прописка у местных в Лиманском районе Астраханской области. Территориальный спор возник как раз после реабилитации депортированных народов Хрущёвым, когда упразднённую Калмыкию восстановили и вернули ей земли, ранее отошедшие к соседним регионам. Вернули почти всё, но не всё, так что село Басы существует сразу в двух субъектах федерации. В селе живёт чуть меньше тысячи человек — калмыки, русские и чеченцы, бежавшие сюда от военных действий в девяностых и нулевых. В центре села стоит заброшенная церковь девятнадцатого века, вокруг — старые резные избушки и мазанки, часто тоже заброшенные.
За Басами ландшафт ещё пустыннее — вдоль разбитой трассы тянутся солёные озёра, заросли тростника и пески. На карте в стороне от дороги значится населённый пункт под названием Разъезд № 4. Мы сворачиваем на просёлочную дорогу и обнаруживаем пару пристанционных построек и одинокий домик чеченца-железнодорожника.
Возвращаемся на трассу и едем дальше на юг. Через несколько километров сворачиваем к крупному русскому селу Караванное. Здесь почти нет заброшенных домов и участков, во многих дворах растут ели, отлично сохранились резные наличники на окнах.
За Караванным последовала тоскливая Михайловка с коровами и не менее тоскливые татарско-калмыцко-даргинские Зензели с огороженной колючей проволокой детской площадкой, железнодорожной станцией, брошенными магазинами и агитацией за ЛДПР на их стенах.
Дальше — Яндыки, село, где в 2005 году калмыки так мощно подрались с чеченцами, что их чуть ли не армия с вертолётами разнимала. Вполне уютное, кстати, село. Здесь вывели свой сорт яблок — Яндыковские. Я не пробовал, но Вадим говорит, что вкусные.
Последней точкой маршрута стал рабочий посёлок Лиман — место довольно унылое, но местами ухоженное и даже приятное. В центре посёлка есть длинная аллея, вдоль которой стоят административные и культурные здания и всё те же вечные резные избушки. Отдельно нас порадовали магазин электроники, из которого громогласно пела Rihanna, детский сад с адовым советским креативом и кинотеатр с написанными от руки афишами, сеансы в котором отменяют, если набралось меньше пяти взрослых посетителей.
В общем, съездили довольно бестолково, но нам понравилось.
Made on
Tilda