Жизнь камызякского паромщика
За десять минут
Наши друзья из журнала «Двор» поговорили с паромщиком, работающим на одной из многочисленных переправ Камызякского района. Мы даже расстроились — сами столько раз катались на паромах на выездных репортажах, а интервью у их капитанов взять не додумались. Публикуем материал «Двора» без изменений.
Он не курит. Его движения ровны, безмятежны. Он смотрит на берег — впереди еще 10 минут ожидания. Высокий, ухоженный, с морщинками у глаз. Кажется, что в этом взгляде — вся жизнь. Или я романтизирую? Да что гадать, подойду и спрошу, а какая она, паромная жизнь.
Простите, — кричу, потому что громко работает двигатель, — а вы давно работаете тут?

— Не слышу! Иди сюда, в рубку.

Вот так я внезапно оказалась у руля целой паромной переправы через реку Кизань. Водитель дал мне всего лишь десять минут (пока наполняется палуба) на все вопрос-допросы. У меня как будто мечта детства сбылась — пожать руку человеку такой странной профессии. Вспомнилось сразу, как первого сентября 1996-го года мы с мамой спешили из Бирюковки в Началово на линейку и чуть не опоздали на паром. А паромщик нас дождался, хороший был дядька. Теперь и парома того нет, и дядька не знаю где, а большое впечатление навеки осталось в памяти.

Отличается управление паромным судном от, скажем, баржи, следующей на дальние расстояния?

Габаритами — да, а так, больше ничем не отличается. Там большая машина, здесь маленькая. Соответственно, здесь уже по-другому нужно ориентироваться. Ну и природные факторы: течение, ветер.

А всегда запускаете катер или эти самые природные факторы останавливают?

Конечно всегда, несмотря на природную стихию. Как вы ее задержите? Вот дождик идёт, вы ему скажете не идти, он что, перестанет? Или ветер дует. Я же не шаман. Да и река в свое русло идёт. Только течение может повлиять на маневренность. Весной оно сильнее, а летом уже слабее, воды-то меньше.
Сколько пароходу лет?

Много. Лет тридцать, наверно.

Давно водите?

У меня стаж двадцать лет. По профессии судоводитель, судомеханик. Учился здесь, в Астрахани.

Куда ходили?

По Каспийскому морю ходил, но уже на больших судах. Баржи нефтеналивные. Возили грузы из Азербайджана, Ирана, Казахстана.
Говорят, в Каспии волны просто сумасшедшие.

Шторма были, волны действительно большие. Но в одном участке Дербентской впадины — вообще тьма. Мы когда там проходили, видели, что постоянно плещут волны. Что в шторм, что в ясную погоду. Шторм когда достигает 12 баллов, волны доходят до шести метров. Ну а вообще, что особенного? Ну бултыхает и бултыхает. Слава Богу, никто не пострадал, груз на месте. Обычно груз падает, там рассыпается что-то, утечки происходят. Ну а здесь… речка есть речка: берег левый, берег правый. Мотаешься.

А вот это что гремит?

Это двигатель работает.

А если работать постоянно вот с этим шумом, он как-то влияет на слух?

Конечно влияет. Особенно когда находишься в машинном отсеке часто — с годами постоянный шум сказывается, начинаешь чуть хуже слышать. Но вообще со всем можно свыкнуться.

Получается, вы здесь и водитель, и механик?

Да, вся механика на мне, вот и чиню. Если сложная поломка и я не справляюсь, зову на помощь. А так что-то там по мелочи — сам справляюсь.
Андрей обнимает легонько свою машинку, как родную
А вот и набор инструментов для ремонта
Контроль
Зимой не мерзните?

Да чего мерзнуть. Зимой только одна беда — лёд. У баркаса есть специальная ледокольная техника, он бьет поверхность реки, раскалывает и делает специальную для прохода парома майну. Так вот, надо эту майну постоянно поддерживать, чтобы она не замерзала. Поэтому при сильных морозах дежурим и за ночь несколько раз выходим на пробивку льда баркасом, чтобы утром спокойно перевозить людей.

А так ночью паром не работает, да?

Вообще, у нас рабочий день с шести до десяти, но бывают экстренные случаи: в любое время суток мы срочно перевозим спецтранспорт — скорые, пожарные, полицию. Паром всегда готов к работе. В году бывает только два дня, когда мы не работаем.

31 декабря и 1 января? (смеюсь)

Неее. Там все по дежурству. Не работаем в дни, когда ледостав. Обычно это бывает в феврале или марте. Здесь тросовое сообщение, поэтому в целях безопасности мы закрываем сообщение до тех пор, пока не пройдет лёд. То есть на день-два.
А сколько всего в Астрахани паромов?

Да полно: Камызяк, Травино, Самосделка, СРЗ, Маячное, если туда дальше, низы — десять, наверное. Но паромы в Астрахани никуда не денутся. И наша профессия испокон веков будет востребована.

Это почему?

Да потому что почва у нас в регионе такая — не всегда гидротехнические условия позволяют поставить мосты, плывуны у нас могут быть. Вот поставят мост, а он рухнет через год. Я, конечно, не специалист, не могу точно утверждать, что это так. Но так бы, мне кажется, конечно, уже давно поставили.

Через Кизань пока не ждать моста?

Да не слышал пока.

То есть работа у вас ещё будет?

Будет. (смеется)

Гудок. Десять минут закончились, Андрей поспешил со мной попрощаться. Платформу парома уже заполнили автомобили и люди. Каждый стремился по своим делам, домой или в гости:
То берег левый нужен им, то берег правый.
Влюблённых много, он — один у переправы.
Ну простите, я не могла пройти мимо этого хита Пугачевой в такой ситуации.
Текст: Наташа Туйгунова
Фото: Любовь Петриченко
Made on
Tilda