Тернистый путь
Репортаж французского фотографа Эйо Вердье из Киргизии
Этот проект — результат четырёхмесячного путешествия по неизведанной стране, Киргизии, где я снимал незнакомые лица и пейзажи на широкоформатную камеру.

Моя работа подчёркивает разрыв между пожилым поколением с ностальгией по советским порядкам и европеизированной кыргызстанской молодёжью. Она призвана показать испытания молодой страны, одновременно пытающейся идти в ногу с глобальной экономикой и формировать свою национальную идентичность.

В этом далёком краю следы прошлого смешиваются с лицами людей, живущих в борьбе между традициями и будущим.
Окраина шахтёрского городка Таш-Кумыр на западе Киргизии.
Пенсионер из Таш-Кумыра в своём доме у узбекской границы. Он работал шахтёром 34 года, из них 26 во времена советской власти. Градообразующее предприятие развалилось на его глазах, после чего работа стала опаснее. В этом месяце четверо шахтёров погибли из-за обрушения породы.
Джалал-Абадская область, недалеко от Таш-Кумыра. Земля несёт следы угледобычи.
Пенсионерка из Таш-Кумыра, бывшая работница местных рудников, так же как и её муж.
Ламповый завод в Майлуу-Суу был открыт более сорока лет назад после прекращения добычи урана в этих местах. Это второе по размерам производство ламп накаливания на всём постсоветском пространстве.
Эта женщина работает на ламповом заводе с его открытия в начале семидесятых. Этот завод был построен, чтобы предоставить местным жителям рабочие места и не дать городу опустеть.
Ещё одна работница ламового завода в Майлуу-Суу. После закрытия урановых рудников власти захоронили ядерные отходы вокруг города. Это сейсмоктивный регион, поэтому отходы проникли в воду, повысив радиоактивный фон на этой территории.
Работник лампового завода в Майлуу-Суу.
Заброшенный вагончик в Майлуу-Суу.
Западный вокзал в столице Киргизии Бишкеке. Когда-то это был оживлённый узел грузовых перевозок, товарняки отсюда ходили в Китай.
Древний порт Балыкчы на Иссык-Куле, одном из самых крупных высокогорных озёр мира. В советские времена по озеру перевозили грузы из Балыкчы в Каракол, сейчас ходить по нему на судах запрещено.
Трое мололых людей гуляют по берегу Иссык-Куля у пристани, которая когда-то использовалась для перевозки угля, древесины, скота и стройматериалов, а теперь постепенно уходит под воду.
Капитан Борис Васильевич Чумаков когда-то отвечал за деятельность порта в Балыкчы.
Элемент формы ветерана Второй мировой войны в квартире этого мужчины в Бишкеке.
Река около Бишкека. Этот город стал столицей Киргизии меньше ста лет назад и всё ещё вырабатывает собственную идентичность.
Айым, 24 года, обучается фэшн-дизайну в Бишкеке и надеется когда-нибудь переехать в Париж.
Марк Синяков, 16 лет, стажёр на новом музыкальном телеканале «Tigiboo».
Ребёнок в бишкекском детдоме. Родители, которые слишком бедны для воспитания детей, отдают их в такие заведения. К сожалению, здесь это происходит довольно часто. Детдома заботятся о них до шестнадцатилетия — дальше начинаются проблемы, и многие из них становятся малолетними преступниками.
Река недалеко от Бишкека. Здесь очень холодно —минус восемнадцать градусов. Киргизия дальше от моря, чем любая другая страна. Все реки здесь впадают в закрытые бассейны, их воды не доходят до морей и океанов.
Мин-Куш был основан в 1953 году для добычи урановой руды. Город был окружён КПП, и в него нельзя было попасть без специального разрешения. Здесь пили шампанское и ели икру, тогда как большая часть страны жила в нищете, но эти дни прошли.
Дом в Мин-Куше. Пока ещё видно, что когда-то он был окрашен в яркие цвета.
Охотник из Мин-Куша, Жумгальский район Нарынской области.
Рудокоп в Мин-Куше. Этот район был известен в первую очередь своим ураном, но здесь есть и залежи угля. Работники, каждый день поднимающиеся на гору, расположенную в пяти километрах от Мин-Куша, надеются, что эти рудники когда-нибудь привлекут инвесторов.
Два брошенных «Москвича» в Мин-Куше.
Старейшина Мин-Куша, 94 года.
Мусульманское кладбище в Мин-Куше. Ядерные отходы захоронены в плоской части этой долины. Канал слева от неё был прорыт, чтобы они не распространялись дальше.
Оригинальный материал был опубликован в интернет-издании «Lens Culture», перевод с английского Фёдора Алексеева.
Made on
Tilda