Karagash Nogay Project
Рамиль Ишмухамбетов о сохранении наследия своего народа
Мы поговорили с историком и активистом сохранения культуры и языка астраханских ногайцев-карагашей Рамилем Ишмухамбетовым о целях и достижениях созданного им проекта и проблемах ногайцев региона в целом.
— Расскажите, когда и как появился «Karagash Nogay Project»?

— Наш проект появился около четырёх месяцев назад, его задумка — раньше, может быть, полгода назад. Мы с Эльдаром Идрисовым основали его в качестве подразделения Молодёжного центра ногайской культуры «Эдиге», с тех пор ведём активную работу и в интернете, и в реальной жизни.

— Центр «Эдиге» существует и действует уже давно, зачем понадобилась ещё одна организация внутри него?

— Дело в том, что в деятельности центра «Эдиге» произошёл крен в сторону культурного и языкового материала ногайцев Дагестана в большей степени, он используется там больше, чем местный, астраханский. Наши ногайцы зачастую интересуются деятельностью этого центра меньше, чем приезжающие в Астрахань студенты-ногайцы с Кавказа. Мы решили, что нужно некое движение, которое будет сконцентрировано на культуре именно астраханских ногайцев-карагашей и тем самым привлечёт больше представителей этого субэтноса. В конце концов, центр «Эдиге» находится в Астрахани, а не в Махачкале или Черкесске, так что в этом есть своя логика.

— Получается, культура ногайцев Дагестана вам не близка?

— Ногайцы — разделённый народ. Часть ногайцев проживает в Дагестане, другие в Карачаево-Черкесии и Ставропольском крае, мы — в Астраханской области. С тех пор как наши пути разошлись в географическом плане, начали появляться и культурные и языковые отличия. У ногайцев восточной части Северного Кавказа прослеживается большее влияние их горских соседей — они даже танцуют дагестанскую лезгинку — тогда как на нас отразилось соседство со степными народами — казахами и калмыками. В советское время было и татарское влияние... Мы, конечно, не считаем ногайцев Дагестана чужими, нет, это наша родня, но есть и отличия. Просто целевая аудитория нашего проекта — именно астраханские карагаши.
— Можно ли говорить об астраханских ногайцах как об отдельном народе?

— Нет, конечно, нельзя. У нас одна и та же основа, общая история, общие корни. Даже названия ногайских родов совпадают в Астраханской области и в Крыму — на таком-то большом расстоянии! Несколько столетий изолированного развития дают о себе знать, отсюда и различия в речи, в танцах, в привычках, в менталитете. Но это везде есть, мы ведь не говорим, что казаки или поморы — отдельные народы, нет, это своеобразные ответвления русских. Так же и астраханские ногайцы-карагаши — субэтническая группа в составе ногайского народа.

— Какие цели ставит перед собой «Karagash Nogay Project»?

— У нас много целей, но самая главная, в какой-то степени включающая в себя все остальные, — сохранение нематериального наследия ногайцев-карагашей, возрождение интереса к нему со стороны местного населения. Это ценно и для науки, и для людей, и это поможет нам не раствориться среди казахов, татар и других более крупных народов. Мы, конечно, уважаем наших соседей, но не хотим исчезнуть под их влиянием — от этого пострадал бы не только наш народ, но и этническое и культурное разнообразие региона и страны в целом. В конце концов, мирное и взаимовыгодное сосуществование самых разных народов — это важная часть бренда Астраханской области.

— Чем именно занимаются участники проекта?

— В рамках проекта действует группа традиционных карагашских танцев, этим занимается Альбина Кадырбердиева. Можно сказать, ещё одна наша цель — сделать из ногайцев-карагашей бренд. По эскизам Фатимы Каноковой мы сшили традиционный костюм нашего народа, разработали флаг. Мы работаем и на научном фронте, проводим экспедиции по ногайским кладбищам, где изучаем эпиграфику, тамги — родовые знаки, собираем имена и названия родов.
— Проводятся ли публичные мероприятия?

— Конечно! Я ездил в летний ногайский лагерь «Балапанлар» в Карачаево-Черкесии (о нём рассказывало издание «Такие дела» прим. ред.), выступал в нём с лекцией о нашей культуре, показывал национальный костюм. Ещё мы проводим открытые лекции в сельских школах Астраханской области, собираемся организовать мероприятие, посвящённое ногайской культуре и нашей деятельности по её сохранению, в посёлке Кири-Кили.

— Есть ли у проекта какие-то более долгосрочные планы?

— Да, мы готовимся к переписи населения 2020 года, надеемся, что численность карагашей, записывающихся именно ногайцами, а не татарами, как это было в советское время, возрастёт. Работаем над этим, а кроме того планируем договориться с муниципальными и региональными властями и установить на въезде в карагашские сёла знаки с их названиями на ногайском языке.
Made on
Tilda