Псевдоевропа на краю России
Даня Симонов о своём переезде из Астрахани в Калининград
Все едут из Астрахани в Питер или Москву — а наш юный автор Даня Симонов закончил школу и уехал в Калининград. На праздники он вернулся к нам и рассказал о жизни на краю страны, псевдонемецких хрущёвках, хорошем транспорте и сепаратистских настроениях.
— Почему Калининград?
— Потому что Москва мне не нравится, туда и так едут все, и она одновременно слишком серьёзная и слишком бешеная. Я там рано или поздно утонул бы. С Питером примерно такая же история, хотя он мне нравится чуть больше. Вообще, у меня был выбор между Калининградом и Владивостоком.
— П о ч е м у ?
— Ну, это две такие крайности. Конкретно Калининград — может, это глупо, но там правда приятный университет, хороший корпус, крутые отзывы о преподавателях.
— А сам город? Он тебя чем-то привлёк?
— Когда я ехал туда, я представлял его немного другим. До войны он был частью Германии, поэтому я ожидал увидеть европейский город. Ожидания не совсем совпали с реальностью. Практически весь центр был разрушен во время боевых действий, исторические районы остались только на окраинах, где и находится один из корпусов моего университета. Первое, что я заметил, выйдя из самолёта, — мне было трудно дышать, воздух был очень влажным и спёртым. Там было всего 25 градусов, но такой сильной жары я никогда не ощущал даже в Астрахани. Ещё мне показалось, что там все приезжие и очень мало местных — в автобусах и на улице все спрашивали друг у друга, как добраться в то или иное место, — видимо, дело в чемпионате по футболу. Он тогда уже закончился, но город как-то распиарили, и все туда поехали.

Центр, конечно, почти полностью состоит из советских построек, но какая-то европейская идентичность живёт, получается странно. Там есть проспект, застроенный хрущёвками, который к чемпионату украсили в псевдонемецком стиле — к ним просто пристроили пряничные фасады.

За настоящей старой архитектурой надо ехать в отдалённые районы, особенно в северную часть города. И этого того стоит, там правда совсем не российские пейзажи.
— Хорошо, эстетическая Европа там в каком-то смысле есть, а как насчёт практической? Удобно ли там жить?
— В Калининграде заметно больше сетевых магазинов, чем в Астрахани, и это не только про продукты — есть Levi's, Calvin Klein и всё такое. В плане общественного транспорта там всё хорошо, удобно и доступно. Думаю, это во многом последствия благоустройства к чемпионату. На самом деле, интересно и с транспортом частным — там практически нет российского автопрома, одни иномарки. Тут, наверное, сказывается географическая близость к Польше и Литве.
— Действительно, географически Калининградская область изолирована и со всех сторон окружена другими государствами. Ощущается ли это в обычной жизни?
— Да нет, когда я только приехал, думал, что вот, мол, край географии, но на самом деле ты быстро привыкаешь и почти этого не замечаешь. У местных жителей всё равно очень тесная связь с другими российскими регионами, местная молодёжь уезжает на «материк» — в Москву, Питер и так далее. Приезжие в Калининграде поначалу говорят, что это такая Европа в России, но потом понимают, что это скорее Россия в Европе. Впрочем, какие-то сепаратистские взгляды прослеживаются — когда я искал квартиру, риелтор постоянно говорила что-то вроде: «Это у вас там в России, а у нас тут не так...»
— А вообще приезжих много — у тебя в универе, например?
— Да, хватает, за прошедший год туда переехало около 10 тысяч человек. Как ни странно, довольно большой приток из Казахстана, даже у меня на потоке был один студент оттуда. Из России тоже едут — встречал людей из Самары, Новосибирска. Причины разные — кто-то на учёбу, кто-то ищет европейской романтики, кто-то едет к родственникам.
— А европейцы там часто встречаются?
— Да, много связей с Литвой, но это скорее ещё остатки советского взаимодействия, а не новые явления. Например, хозяйка квартиры, которую я снимаю, была замужем за литовцем, такое встречается нередко. В университете бывают студенты по обмену из Европы, часто из Польши, но есть и иностранцы из других частей света — индусы, турки. На улице очень часто видишь машины с европейскими номерами, в трамваях слышишь немецкую речь — даже на окраинах.
— В целом, рад ли ты, что уехал и что именно туда?
— На самом деле, да, сам город по сравнению с Астраханью очень чистый, и люди почему-то кажутся добрее и проще, хотя кто-то с этим не согласится. Город сильно лучше благоустроен, там хорошие парки, велосипедные дорожки. Общественный транспорт — это в основном европейские модели, немецкие автобусы и всё такое, никаких «Газелей». В автобусах, кстати, висят электронные табло, которые показывают следующую остановку и другую информацию. За проезд можно платить картой. Всё это мелочи, но удобные и приятные.
— Как там дела с развлечениями: кафе, бары, музеи, куда там вообще можно сходить?
— Много куда. Музеи, не знаю... Нас от университета водили в исторический музей, он такой достаточно скучный, очень много про войну и взятие Кёнигсберга. Зато остался старинный немецкий зоопарк, который пережил бомбёжку. С кинотеатрами всё отлично, их много, и есть какие-то форматы, о которых я в Астрахани и не слышал — какой-то 4D MAX, например. Много всяких фестивалей с участием европейских стран. С общепитом всё круто, даже в моём окраинном районе. Все заведения косят под Европу — это довольно голословно, сервис и цены вполне российские, но названия везде типа «Старый Кёнигсберг», немецкие рестораны, английские пабы и так далее. C барами тоже ситуация неплохая, самый известный (и правда неплохой) — «Ельцин», хозяева которого ссорились с родственниками Ельцина из-за названия. Ещё можно ездить в Светлогорск, это минут сорок ехать от города, там есть «Янтарь-холл», где постоянно проходят всякие мероприятия. Это на берегу Балтийского моря, там холмистый ландшафт, пляжи и вообще очень классно.

В общем, от Калининграда не стоит ждать абсолютной Европы, но это правда уютный, чистый и интересный город, хотя, конечно, и по Астрахани я тоже скучаю.
Если вы хотите почитать ещё что-то об этом городе, советуем посмотреть
текст Александра Жирова на «Ноже»

Made on
Tilda