Нан, өтпөк или әпәй?
Как мы делаем астраханский диалектологический атлас
Редакция «Камыша» и общественное движение за сохранение и возрождение языков России «Страна языков» запускают совместный научный проект, посвящённый изучению языкового разнообразия Астраханской области.

На территории нашего региона проживают представители более сотни национальностей, говорящие на самых разных языках. Конечно, в основном, это сравнительно недавние мигранты из других частей страны и соседних государств, сконцентрированные в Астрахани, Ахтубинске и других городах области. Но есть и народы, проживающие в своих моноэтничных сёлах на Нижней Волге веками, и мы знаем о них до стыдного мало. «Мы» — это не только простые астраханцы, но и учёные.

Около 16% населения Астраханской области — а это более 150 тысяч человек — составляют казахи. Казалось бы, казахский язык изучен очень хорошо — есть грамматики, словари, учебники, научные статьи, посвящённые конкретным явлениям. С этим трудно поспорить, но изучают его в основном в Казахстане или по крайней мере на казахстанском материале — речь астраханских казахов отличается и лексически, и фонетически, и в других сферах, но это не исследовал практически никто.

Такая же история с татарами — есть масса научных работ о языке татар Татарстана, но астраханские татары живут далеко от них и почти с ними не контактируют. Конечно, в такой изоляции их язык видоизменяется под влиянием соседей и просто с течением времени, и изучением этого процесса опять же практически никто не занимался.

Ещё интереснее ситуация с астраханскими ногайцами — так с девяностых годов прошлого века называют карагашей и юртовцев — две (суб)этнические группы, которые в советское время считались татарами, а теперь объединяются с ногайцами Северного Кавказа, несмотря на значительные различия. Карагаши и юртовцы чаще всего не владеют литературным ногайским языком, зато пожилые помнят из советской школы татарский. В быту они общаются на собственных диалектах, у которых даже нет письменности.

Есть в нашем регионе и туркменские сёла, где живут не вчерашние мигранты, а потомки переселенцев восемнадцатого века. Их туркменский настолько отличается от речи жителей Туркменистана, что они плохо понимают телепередачи, снятые в этой стране.

Мы поставили перед собой цель объездить сёла всех тюркских народов Нижней Волги и записать в каждом из них небольшой словарик, прося местных жителей переводить определённый набор русских слов на родной язык или диалект. Потом слова, полученные методом таких опросов, будут нанесены на карту, и получится то, что лингвисты называют диалектологическим атласом. Один из наиболее очевидных результатов этого проекта — мы сможем точнее сказать, где пролегают границы между народами и субэтносами нашего региона, ведь это не всегда очевидно — ногайцев зачастую считают татарами и наоборот, да и внутри этих народов есть членение на небольшие группы, которое изучено ещё хуже.

За последние две недели мы уже побывали в Татарской Башмаковке, Солянке и Новом Рычане, познакомились с прекрасными людьми и узнали, что казахи называют хлеб словом нан, ногайцы-карагаши — өтпөк, а ногайцы-юртовцы и татары — әпәй. Подчеркнём, астраханские татары — в литературной норме Татарстана такого слова нет, там говорят ипи — вот уже и первые плоды нашего проекта.

Когда наберётся немного больше материала, мы сделаем сайт с картами и словариками, а пока просто полистайте фотографии из наших поездок. Большинство фотографий сделаны в последние две недели, ещё несколько взяты из архивов наших поездок к карагашам и юртовцам летом 2017 года, когда мы тоже собирали данные об их языках.
Made on
Tilda