Португалец Рафаэль о «Тату» и пельменях
Начинаем рубрику об иностранцах, которые любят Россию и учат русский
«Камыш» открывает очередную серию статей — теперь мы будем искать иностранцев, интересующихся Россией и изучающих русский язык, и задавать им разные вопросы, очевидные и не очень. Сегодня мы поговорили с португальцем Рафаэлем Кахию, который учится в Амстердамском университете, занимается историей и экономикой Восточной Европы, слушает «Тату» и мечтает попробовать пельмени. Рафаэль учит русский всего полгода и ещё не уверен в своём уровне, так что мы решили не мучать его и провести интервью по-английски. Ниже представляем более или менее дословный перевод.

Ждите следующего интервью с Александром, переехавшим из маленького городка на юге Франции в Москву и изучающим там казахский язык.

Рафаэль Кахию
Студент
— Расскажи немного о себе. Как и когда ты заинтересовался Россией и русским языком?

— Меня зовут Рафаэль. Я родился в Португалии, затем переехал с матерью во Францию, где начал знакомиться с историей коммунизма в лицее в рамках программы международного образования. Почти сразу я заинтересовался историей Восточной Европы, а потом и собственно России. После окончания школы я сохранил интерес к этому региону, его коммунистическому прошлому и постсоветской современности.

Два года назад я поступил в Амстердамский университет на бакалаврскую программу, посвящённую европейским исследованиям с основным упором на историю и современность Восточной Европы и экономику.

При поступлении я получил возможность выбрать основной иностранный язык, и я заранее был уверен в своём выборе — интереснее всего для меня был русский как основной язык крупнейшей восточноевропейской страны и наиболее полно описанный славянский язык, по которому легче всего найти любые ресурсы и материалы. Я учу его уже двадцать пять недель и сейчас нахожусь на уровне B1.

— Что интересует тебя больше всего в российской истории и культуре?

— Изначально меня больше всего увлекал советский период и особенно повседневность этой эпохи — нечто абсолютно чуждое для меня, выросшего в капиталистическом западноевропейском государстве. Это безусловно интересует меня больше всего, но я постепенно узнаю и о других вещах. Сейчас, например, я много читаю о роли России и россиян в мировом искусстве, интересуюсь жизнью обычных людей в этой стране и современной российской культурой.

Ещё очень захватывающим кажется внутреннее разнообразие России: с одной стороны, это огромный единый и неделимый блок с крепкой общей идентичностью, а с другой, это место, где карелы, казахи, чеченцы и якуты уживаются под одной крышей. Большинству европейцев это даже не приходит в голову.

— Ты много говоришь о советском периоде и коммунизме. В вашем университете этому тоже уделяется столько внимания?

— Да, несмотря на то что я стараюсь узнавать больше о дореволюционной и постсоветской России и просто культуре и обычаях, в рамках учёбы основным фокусом остаётся именно советская эпоха и противопоставление Запада и Востока в рамках истории XX века.

Некоторые курсы, однако, достаточно универсальны: сейчас, например, я хожу на семинары об идеологии и правосудии в Центральной и Восточной Европе, где мы рассматриваем и старые, и современные материалы.
— Как иностранец, немало знающий о России, что ты думаешь об её настоящем и будущем? Насколько далеко мы отошли от советского образа жизни и мысли в быту, в обществе и в политике? Какие серьёзные проблемы ты можешь выделить в современной России?

— Внутренняя политика России безусловно очень сильно поменялась с советских времён, как и можно было ожидать от страны, перешедшей от плановой экономики к рыночной. Об этом, конечно, достаточно трудно говорить конкретно, учитывая, что постсоветская Россия пока ещё очень молодое государство. Во времена Ельцина казалось, что Россия продвигается в сторону полноценной демократии с сопутствующими этому процессу проблемами. Сейчас же, когда у власти Владимир Путин, кажется, что страна опять отдаляется от Запада и прокладывает себе новый независимый путь с усилением церкви и олигархии и подъёмом националистической идеологии.

Мне кажется, ещё рано сравнивать Россию с Советским Союзом, поскольку последний фундаментально отличался от западной экономики и политики, а Россия всё же хотя бы сравнима с ними. Тем не менее уже сейчас можно сказать, что некоторые подходы и события продолжают тренды прошлого — конфликты в Грузии и на Украине, санкции и отношения с Евросоюзом и страх прибалтийских государств перед Россией.

Думаю, главная проблема современной России — это постоянное ограничение контакта и диалога. Например, этот странный закон о пропаганде гомосексуализма делает фактически невозможными какие-либо дебаты о правах сексуальных меньшинств — это особенно ужасно тогда, когда в Чечне их представителей преследуют и убивают. Я также думаю, что наложением санкций на соседей и разжиганием конфликтов с некоторыми государствами Россия пытается создать Западу образ главного врага. Запад, впрочем, делает примерно то же по отношению к России. Думаю, диалог и внутри страны, и за её пределами должен быть главным приоритетом России в наши дни.

Я не знаю, что будет с Россией в будущем. Думаю, в ближайшее время с экономикой всё будет неплохо как минимум благодаря экспорту сырья, но если Россия не станет развивать собственное производство, можно начать беспокоиться. Известно, что в России было прекрасное образование в советские времена, но сейчас в этой сфере есть существенные проблемы, с которыми можно и нужно бороться. Улучшив ситуацию с образованием, можно было бы улучшить и экономическое положение, в конце концов выведя на достойный уровень, например, производство автомобилей и электроники.

Россия может иметь очень сильную экономику, но ей нужно это осознать и работать над этим.
— Вернёмся к русскому языку. Насколько тебе сложно его учить? Что именно кажется самым запутанным и непонятным? Есть ли у тебя любимые слова или выражения?

— Русский язык безусловно оказался очень красивым и интересным, как я и ожидал. Меня приятно удивило то, что некоторые детали в его грамматике наталкивают меня на философские мысли — например, есть ли у моих действий конечная цель. Самое сложное для меня это, конечно, лексика. Хотя я учил шесть разных языков, русский для меня первый из славянских, и многие слова мне абсолютно незнакомы и не похожи ни на что другое.

Мне очень нравится, как в русском строятся фразы обладания: «у меня есть...», а не «я имею...» как во всех остальных известных мне языках. В этом есть своя особая логика. Ещё мне нравятся русские ругательства — ну, они всем нравятся.

Для изучения русского я использую учебник, написанный сотрудницей моего университета. В нём есть лексика, упражнения и тексты, чаще всего новостной тематики. Ещё я сам для себя пишу краткие объяснения всех частей русской грамматики. Мне часто приходится пользоваться Google Translate для перевода слов, которые мне незнакомы. Иногда я смотрю советские и российские фильмы и сериалы, например, «Служебный роман» и «Кухню», которая вообще очень популярна среди моих одногруппников. Ещё я пользуюсь социальной сетью «ВКонтакте».

— Тебе нравится что-нибудь в современной российской массовой культуре музыка, кино? А из классической литературы?

— Мне нравится российское телевидение по двум причинам: сериалы действительно качественно сделаны и при этом зачастую правда забавны и интересны. Мне нравится «Гостиница Россия» и, как я уже сказал, «Кухня». Из музыки мне нравится «Тату» (да, я знаю, что это уже не очень современно, но мне иногда хочется послушать ванильную музыку) и более старые группы — «Кино», например.

Я ещё не читал серьёзных книг по-русски, потому что мой уровень пока этого не позволяет, тем более классику вроде «Войны и мира».

Везде — не только в России — меня очень интересует кухня и традиционные блюда. Российская еда кажется очень вкусной, даже самые простые рецепты вроде салата оливье. Я всё ещё жду дня, когда я попробую пельмени и чебуреки.
— Ты уже был в России? Если нет, собираешься ли когда-нибудь? Куда именно? Есть ли у тебя какие-то ожидания или, может быть, страхи и сомнения по поводу того, как тебя здесь примут?

— Я ещё не был в России, но планирую достаточно скоро поехать туда на две-три недели. Пока не знаю, куда конкретно, но кроме Москвы и Петербурга мне интересны и менее крупные города — например, Новосибирск. Я надеюсь продолжить изучение русского в российской языковой школе и просто посмотреть на повседневную жизнь в России. У меня нет особых ожиданий, просто хочу увидеть абсолютно обычный город, который отличается от моего только тем, что находится в России, что, конечно, должно накладывать какой-то отпечаток на образ жизни и социальные нормы. В любом случае, я стараюсь не строить никаких представлений о том, как это будет, а просто жду поездки и хочу увидеть, как оно есть на самом деле.

У меня есть некоторые опасения. Во-первых, я не знаю, как средний россиянин воспримет смуглого и временами слегка женственного иностранца. Во-вторых, получить российскую визу в Нидерландах, где я сейчас живу и учусь, достаточно тяжело. Я знаю одну девушку из Финляндии, где, по её словам, эту визу получить в разы легче, а в нидерландском посольстве России, как она говорит, до сих пор сохранился советский метод обслуживания клиентов.
Made on
Tilda