Астраханский штаб Навального
Интервью с координатором Ильёй Дьяконовым
Сегодня мы сходили в астраханский штаб Алексея Навального — самого известного российского оппозиционера и борца с коррупцией, который надеется стать президентом в следующем году. Штабом оказалось небольшое помещение в самом центре города, расположенное прямо между администрацией региона и приёмной Олега Шеина (ул. Советская, дом 10). Там мы встретили координатора Илью Дьяконова и поговорили с ним о деятельности штаба, астраханской оппозиции, несовершеннолетних волонтёрах и монархизме.
— Когда вообще появился этот штаб? Я на самом деле, конечно, знаю, но ты скажи… Как проходило открытие, и откуда вообще взялись люди, которые стали этим заниматься в Астрахани?

— Начну с конца. На последний вопрос не знаю ответа, то есть откуда появились эти люди… Скорее всего это были члены Партии Прогресса, которую никак не могут зарегистрировать. Штаб работает со второго мая, а открытие было двадцать восьмого… Марта, получается.

— Апреля!

— Двадцать восьмого апреля, да. Алексей присутствовать не смог из-за обстоятельств, связанных с его здоровьем (за день до этого в Москве неизвестный облил Алексея Навального зелёнкой, попав ему в глаз — прим. ред.) Вот в таком режиме мы начали свою деятельность.

— Чем вообще занимается штаб? Здесь проходят какие-то мероприятия, встречи или…?

— Пока что штаб занимается сбором волонтёров. У нас нет доступа к непосредственной базе сайта, на котором идёт вся регистрация (речь идёт о сайте предвыборной кампании Алексея Навального, где можно заполнить анкету и стать волонтёром штаба в своём городе — прим. ред.) В ближайшее время нам его должны дать, как говорил на открытии Леонид Волков. Как только доступ будет дан, мы будем созваниваться с подписантами, с волонтёрами и уже будем организовывать небольшие группы. Небольшие, потому что наше помещение не очень большое, не конференц-зал. Будем проводить с ними мероприятия. Это будет подготовка наблюдателей стопроцентно, уличная агитация. Ну, по большей части вот эти два варианта, поскольку кубы как пикеты относятся к уличной агитации, на мой взгляд.
— О, а давай я, кстати, запишусь, раз уж пришёл а столе перед Ильёй лежит журнал для записи волонтёров).

— Пожалуйста, фамилия, имя, отчество, контактный номер телефона, электронная почта и подпись, чтоб никто не думал, что это я тебя заставил.

— Обязательно! Расскажи ещё, пожалуйста, сколько вообще людей в городе интересуется этой темой. Есть ли, кстати, чёткая граница между оппозицией в целом и сторонниками именно Алексея?

— Недавний соцопрос администрации города показал, что об Алексее пока что знает около тридцати процентов населения Астраханской области, ну, Астрахани, потому что скорее всего это проходило в рамках местной территории. Из этих тридцати процентов около двадцати относятся к Навальному негативно, говорят, что он вор, мошенник, госдеповский агент и прочая, и прочая (смеётся). То есть это достоверные факты, непосредственно взятые у лиц, которые проводили эти опросы, там есть знакомые. Вот с такой почвы мы начнём растить наше древо по сбору подписей (смеётся). Это, конечно, не очень оптимистичный момент, но мы для того и созданы, чтобы превратить его во что-то благородное.

— Если в регионе вообще есть такое негативное отношение к Алексею, к его политике, были ли какие-то проявления этого негатива на открытии или, может, здесь, уже в самом штабе?

— Ну, смотри, говоря о тридцати процентах людей, которые знают, кто такой Алексей, мы не берём в расчёт те семьдесят, которые об этом вообще ничего не знают. Поэтому можно предположить, что семьдесят процентов населения вообще не знают, что открылся штаб Алексея Навального в Астрахани, и просто обходят стороной это место, не обращая внимания на вывеску. Поэтому, ну, оставшаяся часть, те двадцать процентов, как-то всё же не очень агрессивно к нам относится, пока никаких набегов на нас не было. Тем более тут особо и на набежишь — слишком, как говорится, палевно.
— Да, место такое, интересное выбрали. Кстати, легко ли было найти помещение?

— На этот вопрос, если честно, ответа я не знаю, потому что помещение, если я не ошибаюсь, нашлось ещё зимой (обращается к коллеге) — Да, Андрей, правильно?

— Да, всё верно.

— Я был назначен координатором, когда всё практически уже было. Координатор должен был найти помещение, сорганизовать людей, но этим занимался Алексей Сармин (председатель регионального отделения Партии Прогресса в Астраханской области прим. ред.), потом он как бы передал мне бразды правления (смеётся). Поэтому никаких таких тонкостей по нахождению и организации я особо и не знаю.

— А сколько у вас пока волонтёров?

— По данным регистрации на сайте, как говорил Леонид Волков на открытии, порядка четырёхсот с лишним волонтёров зарегистрировано. Но там нет возрастного ограничения, поэтому могут быть несовершеннолетние волонтёры, которых я не смогу использовать на момент начала президентской кампании, поэтому мы очень ждём доступа к этой базе, чтобы я уже начал фильтровать живые души от неживых, если там есть и такие, поэтому эти цифры пока очень приблизительные. К тому же с открытия прошло две недели, и мы не знаем, как изменилась статистика по нашему региону за это время.
— Ещё такой непростой вопрос насколько ты сам веришь в победу Алексея на выборах?

— Ну, если б я не верил... Точнее как, смотри, на мой взгляд, это повод. Инфоповод. То есть человек впервые за семнадцать лет постарается дать вызов, точнее нет, уже дал вызов сложившемуся политическому строю. Даже если он займёт второе или третье место на президентских выборах, он аккумулирует вокруг себя костяк реальной оппозиции, а не той «ватной» оппозиции, которая сидит у нас в Государственной думе. Поэтому, на мой взгляд, даже если Алексей Навальный не победит по какой-то причине, это всё равно полезное дело. И если он не победит, а на меня потом какие-то гонения в Астрахани (смеётся) будут устроены, я к этому готов и отношусь к этому совершенно спокойно.

— И вот ещё один вопрос, совсем уже тупой, прямо скажем. Перед тем как сюда идти, мы посмотрели твою страничку «ВКонтакте». Там указано, что ты монархист. Это правда?

— Монархист, ну... Политическое мировоззрение, обусловленное моим обучением в Академии государственной службы, делает меня конституционным монархистом. То есть я за то, чтобы президент, монарх... Тут уже неважно, как он называется, был лишь лицом государства, а всё остальное решал бы нормальный парламент. Ну, там нет такого варианта «ВКонтакте», поэтому я и выбрал просто монархические (смеётся).
— Можно ли считать астраханскую оппозицию единой тусовкой, которая имеет какие-то места стыковки кроме этого штаба и немногочисленных митингов?

— Если честно, такой анализ я провожу сейчас, во время работы здесь, а пока у меня сложившегося мнения нет. Может, оно есть у тех же членов этой оппозиции, но я как практически только что влившийся в эту профессиональную деятельность, не могу точного ответа дать, то есть если я даже скажу сейчас что-то... В общем, лучше приходи под начало президентской кампании, я уже точно дам ответ, насколько в Астрахани жива оппозиция.

— Ну, и последнее уже, это нашим потенциальным читателям что-нибудь посоветовать. Им приходить за наклейками и браслетами, может, какие-нибудь мероприятия, собрания будут здесь?

— Наклейки мы уже раздаём, да, вот у нас стендик с ассортиментом.

— Красота!

— Браслеты мы раздавали в первый день практически каждому пришедшему, а в будущем планируем давать их активным волонтёрам, которые помогают нам непосредственно в деятельности. Мы не можем поощрять их денежными вознаграждениями, но вот такие сувениры дадим. В будущем мы сделаем интернет-магазин, это факт, но не знаю, дадут ли нам раздавать продукцию в больших масштабах.

— Совсем уже провокационный вопрос, но вам самим что-нибудь платят, работникам штаба? Можно не отвечать...

— Нет, почему, есть заработная плата, мы официально устроены.

Госдеп платит?

— Да, конечно, госдеп, он, родимый (смеётся). Если бы мы не были официально устроены, то скорее всего к Алексею бы пришли, сказали, мол, вы эксплуатируете людей, они у вас тут по восемь часов сидят, где ваши трудовые отношения. Вот юрист наш штатный, ресепшн наш прекрасный... И я. Нас пока что четверо в штате, на ресепшне две девушки по полставки. Уже ближе к сбору подписей мы прибегнем к помощи волонтёров, благо есть уже такие люди, которые готовы приходить к нам со своей техникой и обрабатывать информацию.
Made on
Tilda