«Здесь был Коля»
Что астраханцы писали на стенах в 1996 году
Наши коллеги из «Арбуза» недавно опубликовали у себя наш старый материал про электрички (кстати, у нас недавно появилась рубрика «Лучшее», куда попадают наиболее интересные и популярные статьи за всё время существования «Камыша», и эти электрички есть и там). Продолжая традицию обмена статьями, публикуем их прошлогодний текст о настенных надписях в Астрахани девяностых. Но и у них это не оригинал, а перепечатка статьи из старого номера «Комсомольца Каспия» — такой вот вышел инсепшн.
Слово «граффити» мало что говорит широким массам населения нашей страны, хотя явление, им обозначаемое, сопровождает нас на каждом шагу. Кинолюбителям это слово известно по фильму Дж. Лукаса «Американские граффити». Но и они почти наверняка не подозревают, что у нас оно свое собственное, неподражаемое.

Современное понятие граффити несколько иное. Это прикладное декоративное искусство, такое же, как рисунки на асфальте. Оно особенно широко культивируется в Америке. Известна серия альбомов о граффити нью-йоркской подземки. В Штатах для любителей настенной живописи выделяют специальные заборы, для них продают баллончики-пульверизаторы с краской. Наши пишут где попало и, как правило, гвоздем или куском кирпича.

Что же движет человеком, когда он, высунув язык, старательно выводит «Здесь был Коля»? Почему многие спешат к ближайшему забору, едва-едва постигнув тайну алфавита, и поверяют ему все свои самые сокровенные чаяния, успев выучить всего-навсего три буквы?
Говорят, по настенным надписям можно изучать психологию бессознательного. Чаще всего взяться за гвоздь человека толкает сильный эмоциональный порыв: радость, любовь или ненависть. И, конечно, желание быть замеченным, закрепить факт своего существования в окружающей действительности. Часто надписи бессвязны, малопонятны и лаконичны. Все их условно можно классифицировать, что ваш корреспондент и пытался сделать, исколесив для этого почти весь город.

Имена
Чаще всего встречаются почему-то женские. Неужели женщина действительно виновница всех бед? Эпитеты отнюдь не лестные: «Света – сволач» или «Лена – галимая дура». Кстати, самые популярные имена в надписях: Оля, Света, Таня и Лена. Вряд ли обладательницы этих имен такие уж плохие. Скорее всего это просто самые распространенные имена в городе.
Мужские имена встречаются реже, но обструкции подвергаются не меньше. Среди эпитетов преобладают типично астраханские «Бык» и «Козел». Ну и, конечно, то самое слово, которым обвиняют в гомосексуализме. Тут особенно достается звездам отечественной эстрады.
Фамилии в сочетании с короткими, но емкими характеристиками в районах учебных заведений, безо всякого сомнения, адресуются преподавателям.
Иногда имена или клички пишутся просто так, без сопровождения, как говорится, чтобы знали и помнили.

Любовь
Изображается традиционно в виде сердца и надписей от «I love тебя» до «Я люблю you». Неизменной на протяжении десятилетий остается формула «такой-то + такая-то = любовь». Последнее время эта формула встречается с гомосексуальной окраской.
Очень поразила надпись на одном из домов по улице в центре: «Дима, я хочу тебя. Света». И ответ: «Хочу супа. Дима». Видимо, теперь Света наверняка убедилась, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Извращения
Чаще всего это деловые послания в поисках партнера по отклонению. В надписях перечисляется все, что может человек в области извращений, иногда даже параметры, пути установления контакта и, совсем редко, телефон.

Граффити учебных заведений
Мне удалось (к сожалению, весьма поверхностно) осмотреть только АГТУ, АГПИ, консерваторию, АГМА, культпросветучилище и художественное училище (последние два, как вы догадались, выбраны не случайно).
Надписи здесь в основном сосредоточены в туалетах, вдоль лестничных пролетов на стенах и на фронтоне здания.

АГТУ. Главный корпус
Самые чистые из всех туалетов, осмотренных мною. Надписи внутри кабинок. Предложения половых контактов в гомосексуальной форме и грубый отказ, сексуальный телефон и обычное мужское бахвальство «I'm like a Kasanova, Yeah?» (Я как Казанова, да?)
В крыле, где расположена кафедра МАПП, у запасного выхода длинная надпись на английском. Воспроизвожу на русском. «Слушай, Рэпер! Дьявол придет в этот мир и убьет тебя». Видимо, в недрах «рыбвтуза» бродит пророк.
Кроме слабых попыток нарисовать какие-то формулы, больше ничего интересного я не обнаружил.

АГПИ. Главный корпус
Будущие педагоги смотрят на этот мир очень мрачно. Судите сами: «Давайте плавать! Г… не тонет в г…», «Fuck everybody» (имел я всех), «Fuck off» (имел я все), «Death» (смерть). И лишь совсем крохотная надпись «Good luck» (удачи) свидетельствует о том, что не все студенты АГПИ озлобились на этот мир.
Утешение будущие учителя находят в музыке. На стенах целая рок-энциклопедия от «Aerosmith» до «Stray cats». Представляется странным, как среди «Nirvana» и «Metallica» сумел затесаться «Ласковый май».

Корпус ЕГФ
«Географы» любят «Sex Pistols» и поносят «Кармэн» (быки!). Настроение агрессивное: «Blood» (кровь) и «Warriors» (войны). На колонне возле входа совсем удивительная надпись (воспроизвожу по-русски): «ИРА. Ирландская Республиканская Армия. Присоединяйся». ИРА – это террористическая группа, борющаяся за воссоединение Ирландии. Неужели студентов естественно-географического факультета так сильно беспокоит судьба далекого острова? Чужого горя не бывает?

Корпус ин.яза
В туалете удалось прочитать только LSD (известный наркотик). Группа учащихся азартно резалась в карты, и я явно им мешал.

АГМА. Старый корпус
Медики есть медики: «Ты не пей из унитаза, в унитазе вся зараза». На двери туалета (изнутри!) – откровение: «Я люблю вас, девчонки».
Прочитать его могут, правда, только мальчишки или, в крайнем случае, уборщица.

Новый корпус
Наблюдается некоторый отход от медицинской тематики:
Один ученый Пифагор
не ходил три дня на двор,
и на эту тему
придумал теорему.

Остальные надписи содержат нападки на философию и прославление ансамбля «Depeche Mode».

Культпросветучилище
Безумный набор букв и глупая шутка «Посмотри направо». Я посмотрел – ни черта там нет. На потолке туалета аббревиатуры: АРУ («речное») и ААДК («автодорожный»). Видимо, это самые родственные души из товарищей по учебе.
Надписи в память о Цое и признания в любви.

Художественное училище
Вот уж кто разочаровал! Никаких настенных картин. Видимо, после учебы даже мысли о рисовании противны. Но надписи в туалете есть: «Danger» (Опасность), «Ушли в путь», «Здесь был Шанель №5» и очень философская «Редко встретишь друзей на этой земле, но здесь это возможно». В общем, если стало одиноко, сходи в туалет и все пройдет.

Политика
Расцвет надписей политического характера начался недавно и совпал с наступлением эпохи перманентных выборов.
Политические граффити так же нестабильны, как и политическая обстановка – их постоянно исправляют и дописывают как идейные противники, так и безыдейные массы, просто из азарта подхватившие почин.
«Свиридов А. – 6 марта». Кто-то старательно исправил 6 на 8 и дописал «поздравляем».
«Я в полном порядке. Карл Маркс» — пишут, по-видимому, коммунисты. Конкуренты дописывают: «и голосую за Осухову». Забыли, видать, что у основоположника нет астраханской прописки.
Перед приездом Жириновского его сторонники написали: «Вперед, к Бомбею». Долго чесали затылки в недоумении жители района на пересечении улиц Кирова и Ахшарумова: зачем к Бомбею? Наконец их осенило, и кто-то добавил: «за анашой». Действительно, а зачем же еще?
Борцы-одиночки пишут более обобщенные высказывания типа: «Свободу в президенты» и «Ельцин продался Клинтону».
Что ж, посмотрим, как обогатится городская галерея граффити за предстоящую предвыборную кампанию.

Двор имени Цоя
Его местонахождение известно многим – Театральный переулок. Пожалуй, это единственно место, где можно увидеть нечто похожее на граффити западного образца. Надписи выполнены крупным шрифтом, цветной краской и практически без ошибок. Мотив левой стены – Цой и его гибель, правой – «Алиса» и Кинчев. Опять же жестоко достается Леонтьеву и Киркорову.

Заключение
Кроме смысловых надписей рисуют и символы. У нас самые распространенные – это пацифистский значок, фашистская свастика и иногда «даосский кружок». Попадаются и надписи, которые вообще трудно классифицировать. Например, на улице Советской «Ржавый децел вычесывал блох на лысине Джузеппе».
Конечно, продемонстрированный в этой статье обзор очень краток для того, чтобы делать какие-то выводы. Остается только надеяться, что этой проблемой всерьез заинтересуется какой-нибудь профессионал-искусствовед.

Дэн Лафинг, «Комсомолец Каспия» №17, апрель 1996

Made on
Tilda